7 Декабрь 2009
РЕФЕРАТ. Рассмотрены место проблем глобализации в русской философской мысли, экологический вызов глобализации, экологический императив и начала философии экологии по Н. Н. Моисееву, понятие о ноосфере в связи с коэволюцией человека, общества и природы, экологическая доминанта культуры и образования. Ключевые слова: глобализация, экология, биосфера, ноосфера, философия.

ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ФИЛОСОФИЯ ЭКОЛОГИИ Н.Н. МОИСЕЕВА

«Необходимо информировать общество о реальном

состоянии дел,лишить его возможных иллюзий и

начать его экологическое и политологическое

просвещение с ориентаций на то общее, что

должна содержать вся цивилизация ХХI века».

                                        Н.Н.Моисеев

 

             В недавно изданной энциклопедии русской философии [1], в ее тематическом блоке о вкладе русских философов в разработку «конкретных проблем» и подразделов философского знания, таких как «философия религии», «теория познания», «онтология», «философия права», «философия истории», «эстетическая мысль», «этическая мысль», «логическая мысль», «философия имени», не встретишь ни терминов, ни имен современных философов и исследователей в области конкретных проблем цивилизации и всей биосферы, связанных с глобализацией и ее вызовами, главные из которых – экологический и природоресурсные кризисы. Возникает ощущение изолированности современной русской философии и ее безразличия к происходящим сегодня глубинным процессам перестройки мира как в физическом плане (изменение климата, загрязнение окружающей среды, грозящей глобальным экологическим кризисом, всеобщее истощение природных ресурсов, ставящее под сомнение благополучие жизни будущих поколений жителей Земли), так и в социально-гуманитарном плане (нарушения и изменения традиций и культуры народов, качества жизни и структуры потребления, моральных и этических устоев, тенденций и содержания современного образования и науки). А ведь данная энциклопедия – плод работы не только одной кафедры истории русской философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, инициатора данного проекта. В подготовке этого знаменательного труда участвовали также ученые Института философии РАН, различных вузов Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, Екатеринбурга и других городов.

 

1. Ущербность философской антропологии и невостребованность гуманитарных исследований человека

 

            В советское время официальные исследования философских аспектов человека вне рамок марксистской парадигмы не проводились. Считалось, что человек должен рассматриваться как производное общества, совокупность общественных отношений и элемент производительных сил. «Поворот» к философскому изучению человека, начатый в 60- е годы ХХ века и обусловленный ослаблением идеологического пресса, пониманием необходимости раскрепощения творческих начал личности, так и не получил завершенного осмысления человека как составной части природы (биосферы). Но исследовать человека вне природы, вне окружающей его среды – то же самое, что изучать высшую математику, не зная основ элементарной.

            За небольшими исключениями, философские вопросы природы, изменения биосферы под воздействием человека представлены в вышеупомянутой энциклопедии [1] ограниченным числом статей и биографических справок о русских мыслителях в этих областях преимущественно прошлых веков. Значительная по объему статья В.М. Федорова о В.В. Вернадском – «естествоиспытателе, мыслителе, основателе учения о биосфере и ноосфере, генетической минералогии, радиологии, биогеохимии и др. научных направлений» не дает адекватного представления о значении трудов этого ученого как методологической основы решения проблем окружающей среды и не акцентирует внимание на том, что существенную часть исследований наш великий соотечественник посвятил философским и методологическим проблемам, многообразию пространственно-временных состояний материи, структуре и свойству времени, логике опытных и наблюдательных наук, природе научного мировоззрения, философии естествознания, взаимодействию естествознания и философии, социальным функциям науки, этике научного творчества [3, с. 100].

             Между тем, сегодня, в связи с необходимостью осмысления процессов глобализации, наблюдается повышенный интерес к научному наследию В.В. Вернадского, ставшему методологической основой теории ноосферы* (термин введен французскими учеными П. Тейяром де Шарденом и Э. Ле Руа в 1927 г.), современной экологии, как системы наук о Земле и отношениях человека и природы, и глобалистики как междисциплинарной области научных исследований, призванных выявить сущность, тенденции и причины глобализации и путем научных, философских, культурологических и прикладных исследований определить пути утверждения позитивных и преодоления негативных для человечества и окружающей его природы последствий этой глобализации.

            В то время как в западной теории глобалистики обозначились два противопоставленных направления исследования этого явления: «технократическое» (упование на научно-технический прогресс, способный устранить негативные последствия глобализации) и «технопессимистическое» (научно-технический прогресс, крупный международный капитал и транснациональные корпорации – виновники и пособники негативных последствий глобализации и ее глобальных вызовов), в российской науке и философии исследования проблем глобализации сформировались по «бесконфликтным» направлениям: философско-методологическое (философские основания, сущность, генезис глобальных процессов, осмысление социально-политических и экономических последствий глобальных проблем), социоприродное направление (исследование негативного влияния на окружающую природную среду, состояние природных ресурсов), культурологическое направление (влияние глобализации в сфере научно-технического прогресса, народонаселения, здравоохранения, культуры, образования) [3, с. 191].

            Известные современные российские ученые А.Л. Яншин, Н.Н. Моисеев, Д.М. Гвишиани, Н.Н. Иноземцев, Н.Ф. Реймерс, А.С.. Панарин, В.С. Степин, А.С. Исаев, Н.С. Касимов, Ю.А. Израэль, В.И. Данилов-Данильян, С.П. Капица, К.С. Лосев, В.Г. Горшков, К.Я.Кондратьев, А.С. Урсул, Н.М. Мамедов, В.В. Снакин и др. разрабатывали и продолжают разрабатывать и исследовать по указанным выше направлениям процессы глобализации, устойчивого развития, взаимоотношения человека, природы, общества, внося заметный вклад в становление и развитие новой комплексной области знаний – экологии как науки о разных аспектах взаимодействия организмов между собой и с окружающей средой, в том числе о совместном развитии человека, сообществ людей в целом и окружающей среды, а также о биотические механизмах регуляции и стабилизации окружающей среды, обеспечивающих устойчивость жизни. Экология, по образному выражению Н.Ф. Реймерса, «…покинула родные стены биологически чистого дома и, оттеснив материнскую науку – биоэкологию, частично старушку – географию со многими ее солидными отраслевыми потомками типа биогеографии и отчасти климатологии, чуть-чуть социологию, гигиену, даже экономику, заняла, взрывообразно внедрившись между естественными и общественными науками, самостоятельное место в системе знаний» [2, с. 5-6].

            Интегративный подход к естественнонаучным и гуманитарным знаний на базе экологии с ее более чем ста научными дисциплинами позволил исследователям процессов глобализации выйти на философское, социоэкономическое и политологическое осмысление путей снижения ее негативных последствий.

            Соответствующие новые направления сформировались вне традиционной официальной философии, а именно – в среде внеинституциальной философии. Эти направления включают в себя философию экологии (комплекс философско-методологических дисциплин, изучающих базовые идеи, основные понятия и проблемы общей теории экологии, геоэкологии, биоэкологи, социоэкологии, антропоэкологии); философию глобалистики (исследует мировоззренческие, культурологические и др. аспекты процессов глобализации и ее последствий); философию устойчивого развития (исследует и прогнозирует последствия глобализации и ее вызовов, возможные пути снижения их негативных последствий); философию техники (исследует наиболее общие закономерности развития техники, технологий, инженерной и технической деятельности, а также их место в человеческой культуре, отношения человека и техники, техники и природы, эстетические и этических проблемы современной техники и технологии) [3, с. 951-957].

            Возникновение внеинституционального философского осмысления глобальных изменений в мире обусловлено прежде всего тем, что в философии и общественных науках не получило должного внимания исследование человека как естественной составляющей биосферы, в связи с чем, по мнению академика Н.Н. Моисеева, общественные науки в целом оказались не в состоянии осмыслить и принять углубляющиеся процессы глобализации и экологического кризиса.

            Понятно, что наука не может однозначно проектировать будущее на много лет и десятилетий вперед, но ее долг, основываясь на результатах своих исследований, предупреждать о пределах возможного и разумного, как это было, например, с политическим решением руководства страны по отводу нефтяной трубы от озера Байкал и по переносу ряда олимпийских объектов с территории природного заповедника в Сочи. Голос ученых и общественного экологического движения упал на подготовленную почву и был услышан политиками, чего нельзя сказать о научной оценке разразившегося недавно общемирового финансового кризиса как негативного проявления общего процесса глобализации. У экспертного сообщества не хватило аргументов предупредить о надвигающемся кризисе и неизбежных потерях России, уже как составной части глобального экономического рынка. Поспешные заявления ведущих политиков страны о неуязвимости ее системы  показывают слабость научных исследований глобализации и ее составляющих, в том числе экономических, ресурсных политических, а также и экологических.

 

  1. 2.            «Экологический императив» как базовая категория

философии экологии Н.Н. Моисеева

 

            В связи с вышесказанным необходимо выделить труды Н.Н. Моисеева (1917 – 2000), в которых глобальные мировые процессы рассмотрены на основе достижений современной науки во взаимосвязи с российской спецификой, а также с гуманитарных, правовых и этических позиций. В последние два десятилетия своей жизни Н.Н. Моисеева много внимания уделил историческому и философскому осмыслению биосферы, человека, как ее составной части, формированию принципов ограничения антропогенного воздействия на природу, получивших название экологический императив. Философские и социально-экономические воззрения Н.Н. Моисеева сформировались в новую отрасль гуманитарных наук экополитологию и стали востребованы в официальной политике, общественном экологическом движении и науке. Н.Н. Моисеев стал одним из наиболее цитируемых российских ученых.

            Для понимания логики и аргументации Н.Н. Моисеева в его экологической философии важно знать предысторию его «погружения» в конце 60-х годов прошлого века в философию отношений человека и Природы.

            Как и академик А.Д. Сахаров, эволюционировавший от выдающегося советского ученого-ядерщика к не менее выдающемуся общественному деятелю и правозащитнику, для которого права и свободы человека стали высшей ценностью и его гражданской позицией, так и академик Н.Н. Моисеев постепенно перешел от теоретических разработок военной ракетной техники в советскую эпоху к естественнонаучным (математическим) и гуманитарным исследованиям состояния и прогноза развития биосферы и общества в условиях усиления антропогенного воздействия на нее и надвигающейся угрозы глобального экологического кризиса. Не без влияния Н.В. Тимофеева-Ресовского Н.Н. Моисеев начал заниматься изучением биосферы как единой целостной системы. Именно интерес к философским проблемам и вопросам экологического образования, в которых академик «видел ключ к цивилизации наступающего столетия», подвигли Н.Н. Моисеева в 1986 году уйти в отставку с поста заместителя директора Вычислительного центра АН СССР  и полностью посвятить себя вопросам глобализации и энвайроментальным*, политологическим и социоэкономическим проблемы современности.

            После многолетних эмпирических исследований в ВЦ АН СССР с использованием математических расчетов антропогенного воздействия на биосферу и на основе философских обобщений взаимодействия природы, человека и общества Н.Н. Моисеев сформулировал и ввел в научный оборот понятие «экологический императив», который обозначает «ту границу допустимой активности человека, которую он не имеет права переступать ни при каких обстоятельствах» [4, с. 78]. Этот императив как закон, требование, безусловный принцип поведения имеет объективный характер, так как «… не зависит от воли отдельного человека, а определяется соотношением свойств природной среды и физиологических и общественных особенностей вида Homo sapiens. Но реализация этого отношения зависит от воли человека! Вот почему использование термина, аналогичного кантовскому императиву, совершенно не случайно» [5, с. 8]. Таким образом, экологический императив является базовой категорией и фундаментом нового историко-философского направления – философии экологии.

            Эффект «ядерной ночи» и, как следствие, «ядерной зимы», продемонстрированный в ВЦ АН СССР математическим моделированием  при непосредственном участии Н.Н. Моисеева, предостерег политиков США и СССР от гонки ядерных вооружений вследствие невозможности применения ядерного оружия с учетом последствий этого применения. После этого проблемы антропогенного воздействия на биосферу и последствия этого для жизни человека стали профессиональным научным интересом Н.Н. Моисеева. Постоянные размышления в этом направлении выделили его среди отечественных теоретиков в области социальной экологи и экологической философии. К его экспертным заключениям и мнениям стали прислушиваться в российских правительственных и зарубежных научных кругах.

            В 1986 году Н.Н. Моисеев возглавил научный совет АН СССР по подготовке предложений по снижению негативных последствий Чернобыльской катастрофы; в 1992 г. – возглавил экспертный совет при правительстве Российской федерации по оценке кризисных ситуаций; вошел в состав Совета при Президенте страны. Вместе с американскими учеными Н. Н. Моисеев консультировал главу правительства России накануне российско-американских переговоров по урегулированию возникших вопросов по предотвращению распространения ядерных вооружений (ОСНВ-2). Н. Н. Моисеев удостоен главной научной российской премии им. П. Капицы и получил международное признание – стал лауреатом премии ООН «Globe-500». Осознание того, что «регулятивные механизмы биоты перестали срабатывать», и человечеству слишком мало осталось времени, чтобы перестроить свое отношение с биосферой и не войти в процесс необратимого движения к экологическому коллапсу», побудило Н.Н. Моисеева заняться организационной деятельностью в общественном экологическом движении страны: он возглавил и стал президентом российского отделения международного зеленого креста, президентом российского комитета содействия ЮНЕП ООН, президентом Международного независимого эколого-политологического университета; возглавил редакции журналов «Экология и жизнь», «Экологическое образование в России», аналитического ежегодники «Россия в окружающем мире».

             Пристальное внимание ученых и общественности к личности Н.Н. Моисеева, его научному наследию объясняется тем, что он был одним из немногих видных российских ученых и общественных деятелей, удачно сочетавших активную публичную деятельность и глубокое естественнонаучное, философское и социально-экономическое осмысление «проблемы взаимодействия человека, природы и общества, т.е. экологии в ее современном понимании, как науки о собственном доме – биосфере и правилах жизни человека в этом доме».

             Но экологическая философия Н.Н. Моисеева как представителя внеинституциональной философии осталась непризнанной официальным философским сообществом России. Отсюда можно сделать неутешительный вывод: в ХХI веке в России сохраняется исторически сложившаяся модель противостояния институциональных (государственных) университетских философских кафедр и вольных философов, не ограниченных официальными академическими рамками профессиональной принадлежности.

             Тем не менее, через развитие философии экологии естественнонаучные и гуманитарные аспекты наук о биосфере начинают проникать в науки о человеке и обществе. В этом смысле заметно выделяется концепция универсального эволюционизма Н.Н. Моисеева, в рамках которой взаимоотношения человека, природы и общества рассматриваются с позиций  теории самоорганизации (или синергетики), интенсивно развивающейся в последние годы в российской науке.  

            Естественнонаучные и социально-гуманитарные обобщения Н.Н. Моисеева придали философии экологии прогностические функции, которые в сочетании с педагогическими воззрениями и новыми подходами в формировании задач перестройки национального и общеевропейского образования в условиях информационного общества делают философию экологии Н.Н. Моисеева теоретической основой экологической культуры как новой парадигмы общечеловеческой культуры и нравственности.

            Философия экологии Н.Н. Моисеева, став ответом на вызовы и проблемы современного рационализма, выносит на обсуждение научного сообщества проблемы, идеи универсального эволюционизма, перерабатывает их в философские категории. Оперируя ими, философия экологии способна открывать новые смыслы и понятия, выходящие за рамки собственно философии, и наполнять новым содержанием социально-экономические, эколого-политологические, психолого-педагогические и правовые науки. По мере их дальнейшей разработки и интеграции в культуру с ее теоретическими и прикладными аспектами, эти категории, смыслы и понятия могут стать порождающим ядром мировоззренческих универсалий новой культуры и нового типа общества. К этим понятиям и смыслам можно отнести такие как «Коэволюция природы и общества», «Энвайроментальная этика», «Модернизация и экология», «Экологическая ниша человечества», «Экология и нравственный императив», «Экологическое мировоззрение и культура», «Глобализм и современное образование», «Экологический кризис и современные науки», «Экополитология», «Системный анализ в экополитологии», «Механизмы подчинения ограниченииям», «Цивилизационный кризис как переход биосферы в состояние бифуркации», «Мир ТНК и глобализация», «Универсальный эволюционизм и коллективный интеллект», «Современный антропогенез и цивилизационные разломы», «Противостояния цивилизаций», «Стратегия переходного периода (устойчивого развития», «Система "Учитель"» и др.

            «Система "Учитель"» как историко-философская парадигма и обоснование философии экологии в последних трудах Н.Н. Моисеева выступает и в качестве психолого-педагогической концепции реформирования современного образования. Обоснования этой концепции на основе философского осмысления процессов глобализации и проблем экологического кризиса позволили ему выработать важные методологические подходы к перестройке отечественного образования с эколого-политологической доминантой, стать признанным авторитетом в современном образовании.

 

3. «Думая о будущем, или напоминание моим ученикам о необходимости единства действий, чтобы выжить»

 

Сложность исследований комплексных проблем глобализации выдвинули перед Н.Н.Моисеевым задачу формирования научной школы и научной трибуны, по исследованию, обсуждению и привлечению ученых смежных наук к этим проблемам. Так в 1995 г. в стенах Политехнического музея возник и стал активно работать московский городской научно-методологический семинар «Универсальный эволюционизм и современность».

Крупные работы последнего десятилетия прошлого века и жизни самого Н.Н. Моисеева «Агония России. Есть ли у нее будущее? Попытка системного анализа проблемы выбора» (1996), «Цивилизация на переломе» (1996), «Время определять национальные цели» (1997), «Мировое сообщество и судьба России» (1997), «Судьба цивилизации. Путь разума» (1998), «Размышления о современной политологии» (1999), «Универсум. Информация. Общество» (2001) составили суть его научного наследия и основу экологической философии, придавшей глубокий социально-экологический, по-своему новый гуманистический смысл отечественной философии, экологии, истории, политологии и другим наукам об обществе и человеке.

Обращаясь в последние месяцы своей жизни к новым поколениям исследователей и молодежи Н.Н. Моисеев писал: «Я убежден, что современное миропонимание необходимо должно обрести новые точки зрения… Сегодня мы еще не готовы к тому, чтобы говорить о Стратегии переходного периода* как о некотором целостном замысле. Однако уже просматривается несколько направлений человеческой деятельности, которые могут сыграть роль обоснования будущей Стратегии и, может быть ее первых шагов. Вот некоторые из них:

  • изучение структуры коэволюции как некоторого равновесного состояния Природы и общества;
  • разработка возможных вариантов технико-технологического преобразования производительных сил и выработка соответствующих рекомендаций правительствам и корпорациям;
  • изучение особенностей новой модернизационной волны и попытка спрогнозировать возможные реакции на нее различных цивилизаций;
  • политологический анализ возможных противостояний и выявление наиболее опасных цивилизационных рубежей и отдельных точек, их серьезное обсуждение на общепланетарном уровне;
  • самое главное – проинформировать общество о реальном состоянии дел, начать его экологическое и политологическое просвещение с ориентацией на то общее, что должны содержать все цивилизации ХХI века.

            Утверждение образования, в основе которого лежит ясное понимание места человека в Природе, есть в действительности главное, что предстоит сделать человечеству уже в ближайшее десятилетие» [6, с.306].

 

 Не все идеи и научные положения философии экологии Н.Н. Моисеева разработаны в равной степени. Некоторые требуют дальнейшего осмысления, уточнения, научной разработки. Но заявленная и сформулированная им экологическая ниша в философии, гуманитарных, естественнонаучных отраслях науки воспринята и положительно оценена в научном мировом сообществе. Нынешнему и будущим поколениям исследователей современных процессов мироустройства академиком Н.Н. Моисеевым оставлен бесценный набор методологических ключей и неординарных идей, которые еще многие годы будут содействовать успеху их изысканий.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.         Русская философия: Энциклопедия / Ред.: М.А. Маслин. – М.: Алгоритм, 2007.– 736 с.

2.         Реймерс Н.Ф. Начала экологических знаний. Учебное пособие. – М.: Изд-во МНЭПУ, 1993.–  261 с.

3.         Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь / Ред.: И. И. Мазур, А. Н. Чумаков.– СПб.: Питер, 2006. – 1160 c.

4.         Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума.– М.: Изд-во МНЭПУ, 1988.– 288 с.

5.         Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ. – М.: МНЭПУ, 1994.– 47с.

6.         Моисеев Н.Н. Думая о будущем, или напоминание моим ученикам о необходимости единства действий, чтобы выжить // В кн.: Моисеев Н.Н. Заслон средневековью. – М.: Тайдекс Ко, 2003.- 312 с. (Библиотека журнала «Экология и жизнь»).

 

 

 

 

 


* ноосфера (греч.: νόος, «разум» и σφαῖρα, «шар»), сфера разума: по одному из толкований – гипотетическое будущее состояние общества и его взаимодействия с природой, в котором приоритетное место будет занимать разум. В Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию ноосфера характеризуется также как общество, где мерилом национального и индивидуального богатства станут духовные ценности и знания человека, живущего в гармонии с окружающей средой (см. [3, с.631]).

* от англ. environmental – охрана окружающей среды как действие, технология.

* имеется в виду концепция стратегии устойчивого развития.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0
Число просмотров:16387