7 Декабрь 2009
РЕФЕРАТ. Существующие тенденции развития глобальной экосистемы представляют реальную угрозу для существования человечества. Альтернативой стихийному развитию экосистемы является коэволюция техносферы, социосферы, биосферы и абиосферы, что предусматривает два императива: подход к проблемам экосистемы с позиций социальных наук, что означает их включение в систему научного управления обществом, и развитие гуманитарного знания, которое позволило бы определить цели и направления дальнейшего развития человеческой цивилизации. Необходимо признание того, что высшей социальной ценностью современного мира является человек, его индивидуальность, социальные и моральные ценности, а также национальные традиции и национальная идентичность народов земной цивилизации, их равноправие вне зависимости от численности. Ключевые слова: биосфера, техносфера, социум, гуманитарное знание, коэволюция, права человека, права народов.

БИОСФЕРА,СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ

Экосистема и человек 

 

            ХХ век ознаменовал собой радикальные изменения в жизни планеты Земля. Сложившаяся в результате этих изменений экосистема качественно отличается от биосферы. Сегодня человек и создаваемые в процессе его деятельности техносфера и социосфера детерминируют состояние и будущее не только общества и самого человека, но и физического мира – абиосферы и биосферы. Происходят изменения и в системе современного научного знания. От анализа подчас несовместимых явлений окружающего мира наука переходит к их синтезу. Постепенно реализуется идеал Карла Маркса: «естествознание включает в себя науку о человеке в такой же мере, в какой науки о человеке включают в себя естествознание».

            В экосистеме человек представляет собой крупнейшую «геологическую силу», стихийные разноплановые действия которой выходят за пределы рационального контроля. Антропогенные воздействия на отдельные компоненты экосистемы возрастают, стремительно приближаются к критическим и неизбежно ведут к возникновению синергетического эффекта в системе. Происходит включение механизмов адаптации к происшедшим изменениям, о действии которых известно крайне мало. К состоянию хаоса, неизвестности и непредсказуемости ускоренно приближается вся планета:

            Техносфера – «планетарное пространство, находящееся под воздействием инструментальной, технической, производственной деятельности и занятое продуктами этой деятельности» (Р. Баландин). Она представляет собой макроструктуру, не только сопоставимую по материальному балансу с биосферой, но в ряде отношений превосходящую ее. Масса материального вещества техносферы к настоящему времени достигла колоссальной величины 8,5´1012, что почти в полтора раза больше порога биосферы (Т.Акимова, В. Хаскин). Под воздействием разноплановых социальных действий человека, осуществляемых во имя реализации его интересов и достижения целей, развиваясь в геометрической прогрессии, техносфера порождает ряд глобальных угроз. Эти угрозы, если социальные действия и впредь будут осуществляться стихийно и безответственно, неизбежно приведут человеческую цивилизацию к необратимым негативным последствиям.

            Социосфера (социальная реальность), будучи результатом объективизации субъективной деятельности человека, как и техносфера, вышла из-под его контроля, функционирует и развивается по своим объективным законам, оказывает детерминирующее воздействие на другие компоненты экосферы, порождая бесчисленные противоречия и коллизии социального и физического мира.

            Абиосфера неорганическая часть природы (сырьевые ресурсы, вода, воздух и т.д.), то есть все то, на основе чего возможно существование био-, техно- и социосфер. Находясь под разрушительным воздействием человека, абиосфера порождает ряд природных катастроф, сужает жизненное пространство человека.

            Биосфера – глобальная система планеты, состав, структура и энергетика которой определяется и контролируется планетарной совокупностью живых организмов и растений – биотой. Угрозы, нависшие над биосферой, требуют незамедлительного устранения. Теория биогенетической регуляции определяет допустимый порог возмущения глобальной биоты, величиной в 1% потребления чистой первичной продукции. В настоящее время этот порог превышен на порядок.

            Абиосфера, биосфера, техносфера и социосфера образуют четырехугольник, в центре которого находится человек со своими глобальными и национальными сообществами и социальными институтами, социальные действия которого оказывают определяющее воздействие на все стратегические компоненты экосистемы. В свою очередь, сам человек становится продуктом созданной им экосистемы. Позитивные результаты взаимодействия человека с компонентами экосистемы сопровождаются во много раз превосходящими эти результаты негативными последствиями. Негативное превалирует над позитивным, идет процесс деградации как экосистемы, так и человека.

            На повестку дня человеческой цивилизации выдвигаются проблемы абиогенных, биогенных, техногенных, социогенных и антропогенных катастроф.

             Человек подошел к пределу, который «нельзя перешагнуть ни при каких обстоятельствах» (Никита Моисеев).

            «Добро и зло в современном мире исходят не от потусторонних и мистических сил, а от человека» (Папа Павел IV).

            Бог создал нашу планету и разумное существо на ней – человека, предоставив ему «полную возможность в дальнейшем самому решать свои проблемы, строить свое бытие и управлять им» (Густав Эйхельберг).

            Поэтому научное понимание индивидуального и коллективного социального поведения, ведущее к их контролю – «наиболее насущная задача, стоящая сегодня перед человечеством» (Ян Тимберген).

            «Чтобы существовать в новых условиях, человечество должно изменить себя» (Норберт Винер).

            По подсчетам специалистов, человечеству отводится от 30 до 60 лет, чтобы принять решение и отбросить отжившие свой век принципы и практику организации своей жизни и выработать качественно новый путь своего развития. Чтобы выжить, человечество должно изменить свои социальные, социально-экономические, социально-политические и духовно- нравственные приоритеты.

 

 Коэволюция как новый социально-экономический приоритет

 

            Продолжение существующих тенденций функционирования и развития экосистемы – реальная угроза для существования человечества. Современная система управления экосистемой основана на субъективизме и, соответственно, различных ненаучных концепциях, а также методе «проб и ошибок». Эта система превратилась в анахронизм и фактор, порождающий дестабилизацию, безответственность и социальный хаос. На смену традиционным системам управления и социальной практике, вступившим в антагонистическое противоречие с современными социально-политическими реалиями, должна придти качественно новая система, основанная на новых социальных и экономических приоритетах.

            Человек – мера всех вещей и явлений окружающего мира. Поэтому в сложившейся ситуации на рубеже ХХ–ХХI веков только социальные науки и гуманитарное знание, объектом исследования которых является человек, его социальные действия и создаваемая им социальная реальность, могут внести научную рациональность в разнонаправленные, стихийные и безответственные действия самого человека и привести их к общему знаменателю, устранив и нейтрализовав глобальные национальные и региональные угрозы и риски, подобно дамоклову мечу, нависшие над человечеством.

            Альтернативой стихийному развитию экосистемы является коэволюция техносферы, социосферы, биосферы и абиосферы. Выбор коэволюции как нового социального приоритета, на наш взгляд, позволит создать такой способ существования человеческого общества, когда все компоненты экосистемы на разных уровнях управления будут приведены в состояние полной гармонии не только друг с другом, но и с социальной деятельностью человека. Социальная деятельность человека будет направлена не на разрушение ценностей, созданных природой и им самим, а на их умножение. Насущной необходимостью в современных условиях является систематизация (как на глобальном, так и на национальном уровнях) механизмов, обусловливающих изменение элементов экосистемы, а также создание математических методов прогноза возможных последствий их действия. Концепция коэволюции включает два императива:

            во-первых, это решение проблемы экосистемы с позиций социальных наук, что означает их включение в систему научного управления обществом;

            во-вторых, это развитие гуманитарного знания, которое позволило бы определить цели и направления дальнейшего развития человеческой цивилизации.

            Необходимо признание того, что высшей социальной ценностью современного мира является человек, его индивидуальность, социальные и моральные ценности, а также национальные традиции и национальная идентичность народов земной цивилизации, их равноправие вне зависимости от численности.

Таковы социально-научный и гуманитарный императивы коэволюции. Не случайно XXI век считается веком социальных наук и гуманитарного знания.

            Должны быть приняты новые критерии прогрессивного или негативного развития обществ, социальных структур и организаций. Не ВВП, не среднестатистические данные, не среднестатистический человек характеризуют положение дел в той или иной сфере жизнедеятельности глобального или национального сообщества, а «человек реальный», условия жизни которого измеряются социальными индикаторами и показателями.

            Социальные индикаторы и показатели позволяют не только научно определять основные тенденции функционирования и развития разных социальных систем и их элементов, но и видеть их реальные механизмы, приводимые в движение человеком. От человека, его социальных и духовно-нравственных установок, его профессионализма и чувствительности к окружающей среде, начиная с рабочего места и заканчивая экосистемой, зависит характер и направление развития человеческой цивилизации.

 

Социальные науки как коэволюционный императив

 

            Французский ученый Огюст Конт был первым, кто обосновал идею отделения социологии от философии. Будучи ограничен знаниями своей эпохи, Конт не видел и не мог видеть возможной дифференциации социальных наук, поэтому для обозначения науки об обществе он ввел единое понятие «социология».

            Социология по Конту – это наука об обществе без какой-либо ее дифференциации на отрасли относительно самостоятельного знания. Отдавая дань философским традициям своего времени, связанным с поисками «абсолютной идеи», «вечных истин» или «незыблемых законов», лежащих в основе окружающего мира, Конт сделал попытку сформулировать «вечные» законы человеческого бытия.

            Социология Конта не вышла за пределы социально-философского мышления. Несмотря на то, что она была провозглашена наукой, социология продолжала оставаться на уровне социальной философии.

            Социальные науки, институционализированные в ХХ веке, не смогли преодолеть традиций, заложенных их основоположниками, и в значительной степени продолжали функционировать и развиваться в рамках социально-философского мышления. Неправомерным было бы при этом умалять известные достижения социальных наук и, в первую очередь, социологии.

            Социологами была создана научная структура социологического знания, сделаны серьезные научные открытия, связанные с пониманием роли и места социального фактора в жизнедеятельности человеческого общества, а также сформулирован ряд научных понятий и категорий как в области социологического знания, так и социальных наук в целом. Были разработаны научные методики и техники социологических исследований, созданы специальные математические методы научного решения социальных проблем, а также методы измерения социальных явлений и прогноза социальных последствий решений, принимаемых на различных уровнях управления обществом. Более того, с применением социальных наук и социологии практически решены некоторые жизненно важные социальные проблемы как на национальном, так и глобальном уровнях человеческой цивилизации.

            Тем не менее, приходится констатировать очевидный факт: действия властных структур по решению социальных проблем на глобальном и национальном уровнях часто не только не совпадают, а вступают в конфликт с культурой науки. Культура власти и культура науки оказываются несовместимы друг с другом. Культура власти в современном обществе все еще основывается не на социально-научном, а на социально-философском мышлении и сопутствующем этому мышлению методе «проб и ошибок». Это одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса – несовпадение, противоположность интересов властных структур и выводов социальных ученых. Четко сформулировал суть данного противоречия один из главных «прорабов перестройки»: «О каких науках может идти речь, когда решается вопрос о переделе собственности» (А.Шохин). Показателен вывод, сделанный один из ведущих политиков и экологов современного мира Альбертом Гором: «Капитализм с его погоней за прибылью несовместим с будущим человеческой цивилизации».

            Социальные науки в ХХI веке выполнят свою историческую миссию, если культура власти включит в себя культуру социальных наук, а социальные науки перейдут от социально-философского мышления к мышлению социально-научному. Это означает интеграцию социальных наук в систему научного управления обществом и в социальную практику властных структур, чья деятельность будет основываться на данных этих наук. В результате значительно возрастет социальная ответственность как властных структур, так и социальных наук. Эта задача носит гипотетический характер, но её постановка обусловлена реалиями ХХI века. Она во много раз сложнее, чем проблема Пуанкаре, недавно решенная Г.Я. Перельманом. Но она поставлена, и её необходимо решить, если человечество хочет выжить и сохранить среду своего обитания.

 

Гуманитарные знания как коэволюционный императив

 

            Переход от социально-философского мышления к мышлению социально-научному не означает отказ от априорного мышления вообще. Длительный период человеческая цивилизация развивалась на базе априорного мышления. Произошли два «великих водораздела» между философией и наукой. Первый «великий водораздел» произошел между философией и естественными науками. Второй «великий водораздел» – между философией и социальными науками. Но это не означает, что социальные науки сразу же перешли от априорного к апостериорному мышлению. Для дальнейшего их развития это было только начало процесса.

            В отличие от природы, развивающейся по своим объективным закономерностям, социальная реальность создается, развивается и изменяется человеком, преследующим определенные цели и обосновывающие необходимость их реализации. Разрабатываются разные априорные теории, концепции переустройства мира. Однако априорные способы обоснования и реализации поставленных целей (философские, теологические, моральные, эстетические и т.д.), хотя и являются важными формами культуры, не соответствуют реалиям вне самих себя. Они – плод априорного мышления. Практическое использование ненаучных способов познания формирует виртуальную реальность, воздействующую на реальность социальную. Речь идет не об отказе от априорного способа мышления вообще, а о повышении его социальной эффективности при постановке целей и оценке принимаемых решений с позиций добра и зла. Научное и априорное мышление выступают как две стороны одного процесса конструирования социальной реальности с позиции коэволюции.

            Многие факты свидетельствуют о том, что социальные науки в их социально-философском аспекте не только не способствовали решению назревших социальных, глобальных угроз современной эпохи, но и в значительной степени обострили их, доведя состояние экономики некоторых государств до состояния катастрофы.

            «Теория перестройки и нового мышления для нашей страны и всего мира», «теория единого европейского дома», «теория перехода к рынку в течение 500 дней», «теория неолиберализма», «теория шоковой терапии», «теория всемирной демократии», «теория глобализации и монополярного мира во главе с США», «теория западной культуры как высшего этапа в развитии человеческой цивилизации», «теория превентивной безопасности США» и другие – все это неудачные и чрезвычайно разрушительные по силе своего воздействия примеры теоретизирования. Не стоит забывать, что данные теории и концепции выдавались за «великие» научные открытия или «выдающиеся» достижения социальных наук.

            В своей совокупности эти и подобные им теории создавали и продолжают создавать такую виртуальную реальность, которая порабощает и парализует сознание людей, негативно мотивирует их социальное поведение и наносит огромный вред человеку и обществу. Апологетический тезис: «Credo quiа absurdum», лежит в основе реальных социальных действий, последствия которых часто бывают непредсказуемыми.

            Создаваемая на базе социально-философского мышления виртуальная реальность, не имеет ничего общего с социально-научным мышлением и прокладывает дорогу в никуда. Социальные действия людей и властных структур, воспринимающих виртуальную реальность как объективный социальный факт, создают новую социальную реальность с новыми противоречиями и угрозами. В «устранение» этих угроз активно включаются философски ориентированные социальные мыслители. Происходит постоянное взаимовлияние социальных и виртуальных реальностей, равновесие в современном мире нарушается, общество находится в состоянии всё возрастающих социального хаоса, неопределенности и дестабилизации.

            Материальные и человеческие потери России в процессе перестройки и реформирования, по подсчетам специалистов, превышают потери в период Великой Отечественной войны. Как следствие, развал СССР позволил США взять на себя лидирующую роль в современном мире. Запад оказался единственным реальным центром принятия глобальных решений Им был сделан выбор модели «неограниченного экономического роста». Исторические последствия этого выбора стали сказываться уже в первом десятилетии ХХI века. Разразился финансово-экономический кризис, который все более и более перерастает в кризис системный и глобальный. Безудержная гонка вооружений, стремление к захвату рынков сырья и навязывание всему миру своих ценностей, двойные стандарты и бесконечные войны – все это разрушительные результаты социальной деятельности человека.

 

От «традиционного» к коэволюционному мышлению

 

            Элементы перехода к коэволюционному мышлению стихийно складываются в недрах «традиционной» практики. Наблюдается процесс снижения значения традиционных технологий и возрастание нетрадиционных технологий – информационных, социальных, интеллектуальных. Определяющими факторами развития мировых и национальных сообществ становятся человеческий потенциал, социальный капитал, научные и гуманитарные знания.

            Традиционные механизмы функционирования общества, материального и духовного производства, заменяются качественно новыми, основанными на создании и использовании научных знаний. Основным товаром в новом обществе становится интеллектуальный продукт. Место прибавочной стоимости занимает создаваемый интеллектуальный капитал.

            На основе ускоренного роста производства и потребления знания осуществляется переход к информационной фазе развития мирового сообщества. Идет интенсивный процесс разрушения традиционных для индустриального общества экономических и социальных институтов (собственности, стоимости и т.д). Стихийно формируется новая социальная реальность, основанная на интеллекте, знании, социальном капитале. Осуществляется переход к обществу знания.

 

Рудименты «традиционного» мышления

 

Чтобы стихийные процессы перехода к обществу знания приняли социально осознанный характер, необходимо понять истину, высказанную еще древнегреческими философами: «То, что создано человеком, может быть разрушено человеком» и «Человек, наделенный разумом, способен управлять не только своим поведением, но и всем тем, что им создано».

            Типична до сих пор позиция некоторых философов и экономистов – вывести все негативные явления и процессы социального мира за пределы деятельности человека и свести их к непредвиденному стечению обстоятельств и факторов. Согласно мнению руководителя Высшей школы экономики, «весь негатив современного мира это не обязательно последствия чьих-то действий, недоработок и непрофессионализма, ошибок или преступлений. Тот факт, что могут существовать факторы, находящиеся вне управления, возникшие в силу случайного стечения обстоятельств, или являются последствиями того, что происходило раньше, это людьми не ощущается» (Евгений Ясин).

            Если следовать этой логике, то общество практически обречено постоянно преодолевать катастрофы и кризисы, вместо того, чтобы придти к новым позитивным методам управления, основанным на знании.

            Другая концепция обуславливается необходимостью сохранения status quo. Конечно, все бесконечное множество глобальных концепций типа «стратегической устойчивости», «стратегического баланса», «стратегической безопасности» и т.д. могут позволить на какое-то время установить и поддерживать status quo. Но в конечном счете в результате разноплановых действий человека на разных уровнях управления status quo не может не быть нарушен, и человечество вернется к исходным позициям во много раз в более неблагоприятных условиях.

 

Возврат к «абсолютной идее»

 

            В новых условиях философски ориентированные социальные мыслители пытаются найти выход в очередной «абсолютной идее», как правило, в форме общей социальной теории, которая, подобно «волшебной палочке», спасет мир. До тех пор, пока нет общей социальной теории, нет и не может быть социальных наук, в том числе и социологии как науки, – таков их вывод.

            Поиски общей социологической или социальной теории имеют своим истоком поиски «абсолютной идеи», от которых отказались философы. Этот отказ позволил им выйти из тупика и, следуя своей исторической традиции, пойти по пути постановки ряда проблем, решение которых трансформировалось в конкретные дисциплины (семантика, семиотика, математическая логика и т.д.). Решение конкретных проблем социальной жизни на уровне априорного мышления и включение результатов этого мышления в практику неизбежно ведет к негативным последствиям для человека и общества. Существует семь более или менее крупных социологических теорий, которые не могут быть признаны всеобщими или возведены в ранг таковых, но которые затрагивают определенные аспекты жизни общества, и каждый социолог вправе, опираясь на их основные принципы, проводить конкретные социологические исследования. Существует целый ряд менее значимых теорий и различных подходов к исследованию общества. И это позитивный факт. Главное заключается в том, чтобы все эти теории, будучи включенными в конкретный исследовательский процесс, получали бы фактическое подтверждение, что может придать им на различных теоретических уровнях статус науки.

            В поисках общей социологической теории обычно апеллируют к естественным законам – физике, химии, биологии и т.д., но кто может назвать или обозначить общую теорию физики, химии или бесконечного множества других естественных наук? В биологии до середины ХХ века общей теорией считалась теория эволюции Чарльза Дарвина, но и она вступила в противоречие с фактами.

            Социология и социальные науки в целом ничем принципиально не отличаются от естественных наук. Физики изучают физические законы физического мира, социологи – социальные законы социального мира. Человек – это субъект и объект социосферы и, в конечном счете, экосистемы. Социальная реальность – это не что иное как объективизация субъективной деятельности человека. Став объективным фактом, социальная реальность начинает функционировать по своим собственным объективным социальным законам, в равной степени способным порождать добро и зло.

            Понятия «добра» и «зла» не существует объективно. Это субъективный продукт человеческого разума, продукт априорного мышления, характерный для культуры того или иного общества и отражающий его нормы и ценности. Целью гуманитарного знания должна стать выработка общечеловеческих норм и ценностей, а социология как наука позволяет установить социальную эффективность создаваемых человеком норм и ценностей.

 

Социальная и виртуальная реальность

 

            Современная эпоха социального хаоса и социальной безответственности, угроз и рисков трактуется социально-философскими мыслителями как закономерный этап в развитии человеческой цивилизации и именуется постмодерном, утверждающим дестабилизацию и даже исчезновение объективной реальности. Этот взгляд наиболее ярко представлен в концепции Жана-Франсуа Лиотара, констатировавшего «атомизацию» социального в эпоху «расслабленности», и в концепции Жана Бодрийяра, провозгласившего «конец социального» в эпоху «инертности» и «меланхоличности».

            Лиотар и Бодрийяр – постмодернисты, и их нарочито метафоричные концепции могут рассматриваться как своего рода идеология нового интеллектуального и эстетического течения. Однако и представитель академической социологии Ален Турен фиксирует ту же тенденцию «исчезновения» социального, когда утверждает, что общество ныне предстает не как «институционально регулируемое целое», а как «арена конфликтов из-за использования символических благ».

            С позиций современных социальных и гуманитарных наук, концепции Лиотара, Бодрийяра, Турена весьма симптоматичны. Взятые вместе они позволяют сделать вывод, что социальная реальность исчезает, а на смену ей приходит реальность виртуальная.

            Чтобы определить специфику современной трансформации, в том числе столь характерную ее черту как виртуализация, с позиций современных социальных и гуманитарных наук, предполагается вместо абстрактно-теоретических размышлений решение нескольких задач.

            Во-первых, необходимо определить феномен и генезис современной социальной реальности как таковой, проанализировать ее возникновение и изменение в ходе модернизации общества и парадоксальной трансформации в условиях социокультурного сдвига социальной реальности ХХ века к социальной реальности ХХI века.

            Во-вторых, необходимо обобщение разнообразных эмпирических тенденций, описаний процессов, наблюдаемых в разных институциональных сферах общества рубежа ХХ-ХХI веков и представляющих виртуализацию как единый принцип – образец общественных изменений. Речь идет о соотнесении и взаимодействии социальной и виртуальной реальности;

            В-третьих, для того, чтобы определить теоретический статус концепций, отражающих социальную реальность, необходимо сопоставить их с используемыми в современной социологии моделями трансформации общества.

            При обзоре современных социологических теорий не наблюдаюся, вопреки мнению некоторых философов, признаки «смерти» социального, сопровождаемой отмиранием социологии. Вместо этого наблюдается расширение разнообразного спектра теоретической и эмпирической работы.

            В действительности, теории постмодерна, создаваемые философски ориентированными социальными мыслителями, означают шаг назад в прогрессивном развитии человеческого общества, прокладывают дорогу к разрушению человеческой цивилизации и её культурных норм и ценностей, обосновывают объективный характер вступления человеческого общества в стадию неопределенности, непредсказуемости и хаоса.

            Нет уверенности, что была бы создана наука в ее современном виде, если бы физики, химики, механики, биологи и т.д. вместо исследования бесчисленных конкретных форм и явлений движения материи занялись исключительно поисками общих теорий физики, химии, механики и т.д. Поэтому переход от философского мышления в области естествознания к мышлению научному ознаменовал важнейший этап в развитии и становлении человеческой цивилизации, который обозначен нами как «первый большой водораздел» между философией и естественными науками. 

            Современная цивилизация выработала основополагающие принципы научного знания, которые в равной степени распространяются на исследования в области неорганической и органической природы, в социальной и гуманитарной сферах жизнедеятельности человеческого общества.

 

Социальные факты – это вещи

 

            Важнейшими особенностями социальных наук, равно как и науки в целом, являются релятивизм и антиэссенциализм. Вещи являются тем, что они представляют собой вследствие существующих между ними отношений и факторов, воздействующих на них и сделавших их такими. Стоит изменить эти отношения и воздействующие факторы – и возникает совершенно другая вещь. Например, число – это его позиция во множестве операций и отношений между числами. Число определяется именно такими отношениями, а не каким-либо его «истинным, сущностным значением». С позиций антиэссенциализма – вещь (социальный факт) представляет собой не что иное как временное равновесие сил, воздействующих на нее. Вещь не обладает органически присущими ей свойствами. Не существует «вещи в себе». Все, что реально существует, существует и познается эмпирически; то есть до тех пор, пока новые факты не докажут, что могут существовать и другие, связанные с ними отношения.

            Наука выступает против миропонимания с позиций признания «сущностей», «абсолютных законов», «абсолютных идей», лежащих в основе социальной реальности или ее конкретных компонентов, утверждаемых эссенциализмом. Поиски возможностей «открыть» или «создать» общую социальную или социологическую теорию (абсолютную идею), которая бы объяснила и позволила бы привести социальную жизнь «в порядок», – это погоня за призраком.

            Всё бесконечное многообразие явлений и процессов социального мира сводится к четырем основным видам взаимодействия: экономическому, социальному, политическому и духовно-нравственному. Каждый из перечисленных видов взаимодействия имеет свои специфические особенности, структуру и, соответственно, в процессе их познания выработаны специфические методы исследования и измерения. В совокупности все основные виды взаимодействия составляют то, что в социологии обозначается понятием социальная реальность. Понятие «социальная реальность» не тождественно понятию «общество». Социальная реальность – это важнейший компонент экосистемы, сложивший во всем ее бесконечном многообразии как объективизация субъективной деятельности человека.

            Вне социальных действий человека нет и не может быть никакой социальной реальности. Человек создает социальную реальность и социализирует абио- и биосферу, воздействуя на них и изменяя их. Этим и характеризуется современная эпоха в жизни планеты Земля.

            Созданная или создаваемая в результате социальных действий человека социальная реальность трансформируется в объективную, не зависимую от человека реальность, и начинает или продолжает функционировать по своим собственным объективным законам и закономерностям, которые в равной степени порождают, воспроизводят как позитивные, так и негативные явления человеческой цивилизации.

            Социальная реальность включает в себя огромное многообразие социальных структур и систем, которые, будучи объективизированы, выступают как факторы, детерминирующие социальное групповое и индивидуальное поведение людей и их воздействие на другие элементы экосистемы.

            Человек – это субъект и объект истории, творец и продукт как экосистемы в целом, так и социальной реальности, конкретных структур и систем, в рамках которых протекает его жизнедеятельность.

 

Социальная реальность и самосознание человека

 

            Социальные структуры и системы как составные элементы социальной реальности воздействуют и формируют социальное индивидуальное поведение человека не непосредственно, а преломляясь через его собственное самосознание. Самосознание человека – результат его социальной наследственности и приобретенного опыта.

            Индивидуальное и коллективное социальное поведение человека реализуется в процессе удовлетворения определенных потребностей и достижения определенных целей, которые конкретизируются в форме ценностных ориентаций и социальных установок. Ценностные ориентации и социальные установки формируются у человека под воздействием его собственного «Я» в различных жизненных обстоятельствах, социальных структурах и системах и носят разноплановый характер. В социальную реальность постоянно вносятся, с одной стороны, угрозы и риски; с другой стороны, хаос с его непредвиденными последствиями.

            Социальная реальность функционирует не по абсолютным законам, а по законам человеческой деятельности и по законам социальной реальности, создаваемой и изменяемой человеком.

            В сходных условиях при наличии одинаковых структур, систем, жизненных обстоятельств действуют одни и те же законы и закономерности. Люди, находящиеся в одинаковых условиях, имеют общие ценностные ориентации и социальные установки, именно поэтому они в равной степени обречены творить добро или зло, создавать и изменять социальную реальность во имя добра или зла.

            Весь спектр различных экономических, политических, социальных и духовно-нравственных видов взаимодействия не нечто, данное свыше, вечное и абсолютное, а результат человеческой деятельности. Общество может ставить перед собой разные цели, добиваться их реализации и сознательно конструировать социальную реальность как в глобальном, так и национальном масштабах. Социальная реальность должна порождать законы добра, а не зла, законы процветания, а не психической и физической деградации человека.

* * *

            С позиции разума и науки вступление человеческой цивилизации в стадию экосистемы создает объективную необходимость отказа от субъективизма и волюнтаризма (индивидуального или коллективного) в управлении и воздействии на эту систему. Это и означает переход к коэволюционному мышлению.

            Как невозможно построить без научного обоснования архитектурное сооружение (оно обязательно разрушится), так же невозможно принимать решения и реализовывать их на глобальном или национальном уровнях без научно-социального конструирования путей достижения поставленной цели, определенной гуманитарным знанием.

0
Число просмотров:7830