4 Декабрь 2009
РЕФЕРАТ Рассмотрены теоретические конструкции биосферной концепции (гипотезы, аксиомы, принципы, законы, правила и пр.). Обсуждаются типы вещества биосферы Земли, концепция биосферы, гипотезы Геомериды, Геи, биотической регуляции, однонаправленности потока энергии, константности; рассмотрены принципы максимизации энергии Лотки–Одума, Ле Шателье–Брауна, неравновесной динамики Онсагера–Пригожина, система биомов, законы пирамид чисел, биомасс, продуктивности. Рассмотренные выше «теоретические конструкции» в рамках биосферной концепции вселяют определенный оптимизм в отношении возможности их формализации, что делает синтез теоретической экологии делом вполне реальным и достаточно скорым. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: экология, биосфера, теория

О СТРУКТУРЕ УЧЕНИЯ О БИОСФЕРЕ

Понятия «биосфера» и «ноосфера» совершенно справедливо ассоциируются с именем выдающегося отечественного ученого В.И. Вернадского, как можно судить, например, по мнению Л. Н. Гумилева: «Биосфера – термин, введенный в науку В.И. Вернадским» [11, с. 11]. Однако и тот, и другой термины были использованы, а не предложены Вернадским. На самом деле, по словам В. Е. Соколова [34, с. 6]: «Величайшая заслуга Вернадского в том, что он, используя, по существу, весьма образную метафору, вложил в понятие "биосфера" совершенно новый смысл» (Соколов, 1988, с. 6). Понятие «ноосфера» введено французским философом Э. Леруа (E. Le Roy) в 1927 г. и до Вернадского активно разрабатывалось П. Тейяром де Шарденом (P. Teilhard de Chardin); термин «биосфера» был введен в 1875 г. австрийским геологом Э. Зюсом (E. Suess).*

Еще в книге "Химическое строение биосферы Земли и её окружения", впервые опубликованной в 1922 г. (см. [4]), В.И. Вернадский выделил 7 типов земного вещества, из которых слагается биосфера. C учетом некоторых поправок эти типы представлены в табл. 1.

Согласно расчетам (естественно, очень приблизительным; см.: [12]), за всю историю Земли существовало в рамках живого вещества примерно 500 млн. видов организмов, а сейчас на нашей планете насчитывается порядка 5 млн. видов (по другим оценкам, от 3 до 30 млн. видов [45]). Иными словами, КПД эволюции биосферы не сильно отличается от 1%. По своей массе живое вещество составляет очень малую часть биосферы: будучи равномерно распределенной по всей поверхности, она покроет Землю слоем всего в 2 см. Но именно живому веществу, по Вернадскому, принадлежит главная роль в формировании земной коры.

Биогенное вещество (см. Табл. 1) создано в результате жизнедеятельности организмов (например, речной рак за 20 лет жизни сбрасывает 50 панцирей). Оно подразделяется на необиогенное вещество, образованное существующим в настоящий момент живым веществом, и палеобиогенное вещество, сохранившееся в составе горных пород («жизнь, превращенная в камень»). Кроме того, не затихает интерес к проблеме биогенного вещества внеземного происхождения.  

Примером абиогенного вещества земного происхождения могут служить продукты вулканизма и газы, выделяющиеся из недр Земли. По оценкам [16], «приход абиогенного вещества в биосферу составляет около 3 млрд. т в год».

Метеориты, о которых слышали все, – это пример абиогенного вещества внеземного происхождения. Однако явление это весьма редкое*. Основная составляющая абиогенного вещества внеземного происхождения – это метеоритная пыль, приход которой на Землю оценивается величиной 104-106 т/год. Это немного, но за 4,5 млрд. лет существования Земли «космической пыли» на ней накопилось сотни метров (правда, существенно перемешавшись с компонентами земного вещества).

Таблица 1

Типы вещества биосферы Земли

 

 

Характер

Градации по

исходному веществу 

Типы вещества

вещества

земного происхождения

внеземного происхождения

Живое

биогенное

живое вещество

(синонимы: биос, биота)

неизвестно

 

абиогенное

неизвестно

неизвестно

Неживое

биогенное

биогенное вещество

а) необиогенное

б) палеобиогенное

(синоним: органогенное вещество)

 

?

 

абиогенное

абиогенное вещество

земного происхождения

(синоним: косное вещество)

абиогенное вещество

внеземного происхождения

(синоним: вещество

космического происхождения)

 

Но вернемся к характеристике живого вещества биосферы. Обновление всего живого вещества биосферы Земли осуществляется в среднем за 8 лет. При этом вещество наземных растений (фитомасса суши) обновляется примерно за 14 лет. В океане циркуляция вещества происходит во много раз быстрее: вся масса живого вещества обновляется за 33 дня, в то время как фитомасса океана – каждый день! Процесс полной смены вод в гидросфере осуществляется за 2800 лет. В атмосфере смена кислорода происходит за несколько тысяч лет, а углекислого газа – за 6,3 года. Эти цифры показывают, что геохимический эффект деятельности живого вещества в биосфере проявляется не только в течение геологического времени (миллионы и миллиарды лет), но ясно выражен даже в пределах времени исторического (тысячи лет и менее [16, с. 23].

В зависимости от занимаемой площади В.И. Вернадский различал (см. табл. 2) жизненные пленки (прослеживаются на огромных расстояниях – планктонные сообщества поверхности океана) и сгущения жизни (более локальные скопления – например, Саргассово море, впервые описанное Х. Колумбом 21 октября 1492 г.).

 

Таблица 2

Классификация форм концентрации жизни в биосфере

 

Формы

концентрации жизни

Суша (включая

континентальные водоемы)

Океан

Жизненные пленки

Наземная

Почвенная

Планктонная

Донная

Сгущения жизни

Береговые

Пойменные

Влажные дождевые леса (тропики

и отчасти субтропики)

Стоячие водоемы

Прибрежные

Саргассовые

Рифовые

Апвеллинговые

Абиссальные рифтовые

Зона разряжения

живого вещества

Пустыни

Область подземного разряжения жизни

Водные пустыни (например, в районе Гавайских

островов)

 

Представленные далее основные типы биомов не требуют подробного комментирования. Особо рассмотрим только сравнительно новые абиссальные рифтовые сообщества, открытие которых в 1977 г. существенно изменило представление о путях формирования биосферы (см. далее гипотезу абиссальных сгущений жизни).

Как отмечалось в серии публикаций Г. С. Розенберга с соавт. 1991-2007 гг. [27-32], где можно найти основные ссылки, современная экология может быть представлена 12 основными концепциями. «Внутри» каждой концепции, соподчинены друг с другом некоторые «теоретические конструкции» – гипотезы, принципы, законы, модели, постулаты, правила, аксиомы, теоремы и пр. Соотношения между ними схематически представлены на  рис. 1.

 

 

КОНЦЕПЦИЯ БИОСФЕРЫ по В. И. Вернадскому [3] – это представление о самой крупной экосистеме как взаимосвязанном единстве живого, биогенного, биокосного и косного веществ. Самая существенная особенность биосферы – биогенная миграция атомов химических элементов (см. далее аксиому биогенной миграции атомов).

 

ГИПОТЕЗА АБИССАЛЬНЫХ СГУЩЕНИЙ ЖИЗНИ. Абиссаль – глубоководная (свыше 2000 м) зона Мирового океана, характеризуемая постоянной температурой (ниже 2оС) и бедностью животного мира. Сгущения жизни в этой огромной по территории, считавшейся совершенно бесплодной, зоне были открыты 15 февраля 1977 г., когда американский подводный аппарат "Алвин", с помощью которого проводились исследования гидротермальных источников рифтов (зон раздвижения земной коры), в районе Галапагосских островов, достиг дна Тихого океана на глубине 2540 м. «Буйство жизни» в царстве вечного мрака объясняется тем, что трофическую нишу фотоавтотрофов, которые, естественно, не могли существовать в этих условиях, заняли хемоавтотрофные микроорганизмы. Гидротермальные источники несут эндогенный сероводород (обязанный своим происхождением глубинным геологическим процессам), который используют большинство хемоавтотрофов. Таким образом, происходит замена солнечной на эндогенную энергию – это главная особенность абиссальных сообществ.

Другими особенностями являются (см. [16]):

  • широкое распространение симбиотрофных организмов;
  • уникальное своеобразие органического мира каждого из сообществ;
  • гигантизм обитателей абиссальных сообществ (рифтии – представители новооткрытого рода погонофор – червеобразные животные до 1,5 м (длина «обычных» погонофор не превышает 10 см), раковина двустворчатых моллюсков достигает 25-30 см в поперечнике, даже бактерии достигают здесь величины 0,11 мм – неслыханный размер для организмов этого подцарства.

Абиссальные сгущения жизни играют в биосфере особую роль, и их следует рассматривать как возможный новый источник жизни в случае прекращения её на основе фотосинтеза.

 

ГИПОТЕЗА ГЕОМЕРИДЫ Беклемишева является одной из первых гипотез теоретической глобальной экологии. Геомерида – весь живой покров Земли, рассматриваемый как целостная иерархическая система, миллионы лет пребывающая в состоянии динамического устойчивого равновесия. Если биосфера – высший биотоп, то Геомерида – высший биоценоз. Гипотеза была предложена в 1931 г. В.Н. Беклемишевым.

 

ГИПОТЕЗА ГЕИ Лавлока–Маргулис предусматривает биологический «контроль» факторов абиотической среды на биосферном уровне и существование сложной, живой, саморегулирующейся системы поддержания условий, благоприятных для жизни, на Земле. Атмосфера Земли, создающая стабильные и благоприятные условия для жизни, сама пребывает в крайне неустойчивом состоянии с точки зрения законов химического равновесия: ее равновесие поддерживается самой жизнью, которая ранее создала современную атмосферу. Гипотеза Геи была предложена английским химиком Дж. Лавлоком (J. Lovelock) и американским микробиологом Л. Маргулис (L. Margulis) в 1975 г; у нас в стране представления о биологической регуляции окружающей среды развиты В.Г. Горшковым в серии работ 1980-1988 гг. [7-10]. Проблемы гомеостаза на уровне популяций, сообществ и биосферы в целом являлись предметом рассмотрения в работах И.А. Шилова 1977-1998 гг. [38-40].

На рис. 2 представлены данные о связи первичной продукции биосферы и содержания в ней кислорода в ходе эволюции .

 

 

Рассматривая гипотезу Геи с биологической точки зрения, Л. Маргулис предположила, что жизнь на Земле представляет собой «сеть обратных связей», позволяющих планете выступать в качестве саморегулирующейся и самовоспроизводящей системы. Особая роль при этом отводится процессам симбиоза организмов.

 

 

Рис. 2.1-возникновение многоклеточных организмов,

2-формирование запасов ископаемого топлива

 

ГИПОТЕЗА БИОТИЧЕСКОЙ РЕГУЛЯЦИИ, предусматривающая существование биотического механизма регуляции окружающей среды на основе высокой степени замкнутости круговорота углерода, разрабатывается с начала 80-х годов биофизиком В.Г. Горшковым [7-8]. «Потоки синтеза и разложения органических веществ совпадают с точностью 10-4 и скоррелированы с точностью 10-7. Отношение потока отложения органического углерода к потоку его синтеза характеризует разомкнутость круговорота веществ. Естественная разомкнутость, таким образом, имеет положительное значение порядка 10-4, которое поддерживается с относительной точностью порядка 10-3. Скоррелированность потоков синтеза и распада с указанной точностью доказывает наличие биологической регуляции окружающей среды (курсив мой. – Г.Р.), ибо случайная связь величин с такой точностью в течение миллионов лет невероятна» [10]. Эти процессы синтеза и распада могут совпадать со столь высокой точностью только в условиях отсутствия значимых флуктуаций этих потоков. Именно этот факт с учетом рассматриваемого ниже правила десяти процентов (переход энергии по трофической пирамиде) позволили В. Г. Горшкову предложить свое правило одного процента для оценки глобальной стабилизации окружающей среды (см. далее).

 

ГИПОТЕЗА ОДНОНАПРАВЛЕННОСТИ ПОТОКА ЭНЕРГИИ – это представление о потоке энергии через продуценты к консументам и редуцентам с падением величины потока на каждом трофическом уровне (в результате процессов жизнедеятельности). Поскольку в обратный поток (от редуцентов к продуцентам) поступает ничтожное количество от исходной энергии (не более 0,25%), говорить о «круговороте энергии» нельзя. В известном смысле, данная гипотеза представляет собой «экологическую интерпретацию» второго начала термодинамики: любой вид энергии в конечном счете превращается в тепло – форму энергии, наименее пригодную для превращения в работу и наиболее легко рассеивающуюся.

Именно гипотеза однонаправленности потока энергии выступает в качестве ограничителя прямых аналогий и оценок в «экологической валюте» по отношению к эколого-экономическим системам (деньги циркулируют, а при обмене деньги и энергия движутся в противоположных направлениях) – на это указывает Г. Одум [46].

 

ГИПОТЕЗА КОНСТАНТНОСТИ Вернадского постулирует, что количество живого вещества биосферы для данного геологического периода есть величина постоянная.

Согласно этой гипотезе, любое изменение количества живого вещества в одном из регионов биосферы должно быть компенсировано в каком-либо другом регионе. Правда, в соответствии с постулатами видового обеднения, высокоразвитые виды и экосистемы чаще всего будут заменяться эволюционно (сукцессионно) объектами более низкого уровня. Кроме того, в соответствии с разными типами эколого-ценотических стратегий, будет происходить процесс рудерализации видового состава экосистем, и «полезные» для человека виды будут замещаться менее полезными, нейтральными или даже вредными. Примером может служить изменение процентного соотношения вылова разных видов рыб в Волжском бассейне за последние 50 лет (см. табл. 3).

Таблица 3

Процентные соотношения вылова промысловой и непромысловой рыбы

в Куйбышевском водохранилище (по данным [17, 29])

 

Виды рыбы

Годы

 

1954-1960

1967

1993

Ценные виды рыбы (лещ, щука, судак)

80

62

41

Частиковые

17

35

54

 

ПРИНЦИП МАКСИМИЗАЦИИ ЭНЕРГИИ Лотки–Одума–Пинкертона гласит, что в конкуренции с другими экологическими объектами выживают (сохраняются) те из них, которые наилучшим образом способствуют поступлению энергии в них и используют максимальное ее количество наиболее эффективным способом. «С этой целью система:

  • создает накопители (хранилища) высококачественной энергии;
  • затрачивает [определенное количество] накопленной энергии на обеспечение поступления новой энергии;
  • обеспечивает кругооборот различных веществ;
  • создает механизмы регулирования, поддерживающие устойчивость системы и ее способность приспособления к изменяющимся условиям;
  • налаживает с другими системами обмен, необходимый для обеспечения потребности в энергии специальных видов» [22, с. 72-73).

Следует заметить, что этот принцип справедлив и в отношении информации, а вот максимальное поступление вещества как такового не гарантирует успеха экологическому объекту в конкурентной борьбе с другими аналогичными объектами.

 

ПРИНЦИП ЛЕ ШАТАЛЬЕ–БРАУНА: при внешнем воздействии, выводящем систему из состояния устойчивого равновесия, равновесие смещается в том направлении, в котором эффект внешнего воздействия ослабляется. При этом, чем больше отклонение от состояния экологического равновесия, тем значительнее должны быть энергетические затраты для ослабления противодействия экосистем этому отклонению.

По-видимому, одними из первых применили принцип Ле Шаталье–Брауна [Henri Le Chatelier, Karl Braun], представляющего собой удачное толкование 3 закона Ньютона, на уровне аутэкологии американский физиолог Ф. Пайк (F. Pike) 1915 г. [47], а на уровне экологии сообществ – Д.И. Кашкаров в 1926 г.  [13].

Этот принцип применим в рамках классической физики для описания процессов в закрытых системах (не получающих энергии извне), что следует учитывать при интерпретации получаемых результатов (соответствующие ограничения на структуру и динамику описываемых систем). Дело в том, что, поскольку экосистемы представляют собой принципиально открытые системы (обмениваются энергией, веществом, информацией с окружающей средой), для их описания более корректными выглядят представления теории нелинейных необратимых процессов.

 

            ПРИНЦИП НЕРАВНОВЕСНОЙ ДИНАМИКИ ПРИГОЖИНА–ОНСАГЕРА. Этот принцип обсуждался Л. Онсагером [Lars Onsager] в 1931 г. и был развит в работах И. Пригожина (Ilia Prigogine) 1947 г. и, особенно, 60-80-х годов. «Здесь мы подходим к одному из наших главных выводов: на всех уровнях, будь то уровень макроскопической физики, уровень флуктуаций или микроскопический уровень, источником порядка является неравновесность. Неравновесность есть то, что порождает «порядок из хаоса» (курсив авторов.Г.Р.)… Если устойчивые системы ассоциируются с понятием детерминистического, симметричного времени, то неустойчивые хаотические системы ассоциируются с понятием вероятностного времени, подразумевающего нарушение симметрии между прошлым и будущим» [24, с. 357, 255-256].

Перейдя границу устойчивости, система попадает в критическое состояние, называемое точкой бифуркации. В этой точке даже небольшая флуктуация может вывести систему на иной путь эволюции и резко изменить ее структуру и поведение. Таким образом, случайность и необходимость дополняют друг друга, определяя судьбу открытой системы. В табл. 4 сравниваются особенности поведения открытых (неравновесных) и закрытых (равновесных) систем, а рис. 3 позволяет сравнить их траектории (Хt).

Таким образом, для закрытых систем общим принципом является второе начало термодинамики, для открытых – принцип Пригожина–Онсагера. Класс закрытых (консервативных) систем весьма узок по сравнению с более широким классом диссипативных систем. Однако, класс сильно диссипативных процессов (для поддержания которых требуется больше энергии, чем для поддержания более простых структур) также весьма узок по сравнению с классом промежуточных процессов. Так, принцип Пригожина–Онсагера не описывает колебательные процессы. Иными словами, каждый из используемых «по аналогии» принципов «строгой физики» имеет свою, вполне конкретную область применения, в которой он конструктивен. Это следует обязательно помнить, перенося на экологию представления смежных (и не очень смежных) дисциплин.

Таблица 4

Свойства открытых и закрытых систем

 

Открытые системы

Закрытые системы

Система «адаптируется» к внешним условиям, изменяя свою структуру

Для перехода из одной структуры к другой требуются сильные возмущения или изменения граничных условий

Большое числа стационарных состояний

Одно стационарное состояние

Высокая чувствительность к случайным флуктуациям

Нечувствительность к флуктуациям

Неравновесность – источник порядка (все элементы системы действуют согласовано) и сложности

Элементы системы ведут себя относительно независимо друг от друга

Фундаментальная неопределенность (непредсказуемость) поведения системы

Поведение системы детерминировано

 

Рис.3Интересно, что данный принцип неравновесной динамики сторонниками классического термодинамического подхода (их называют еще креационистами) принимается «в штыки». Здесь легко просматривается аналогия дискуссии редукционизм – системный подход со сходной «непримиримостью» одних и известной степенью «демократичности» других [19]. Креационисты считают, что никакой альтернативы термодинамике просто не может быть.

 

Рис. 3 Фазовое пространство для состояний со слабой устойчивостью (а),

детерминированных состояний (b) и квазителеологических (с);

Е-энтропия

Но тогда справедлив вопрос «с философским оттенком»: вся эволюция биосферы – это «тормозящийся и флуктуирующий, но неотвратимый спад в океан энтропии или трудное и геологически длительное всплывание из этого океана по пути минимального производства энтропии и создания тем самым все большего количества порядка, структурированности и, позволим себе сказать, красоты, обычно именуемой негэнтропией?» [36, с. 136]

 

Мнение самого Пригожина  на этот счет такое: «Вопрос о том, что физически реализуемо и что нереализуемо, эмпирический» (выделено мной. – Г.Р., хотя и вся фраза у Пригожина дана курсивом). И здесь следует помнить, что состояния физических и биологических систем качественно различны и не сводимы друг к другу. В известной степени, решающую роль в этом играет принцип Реди*omne vivum e vivo («все живое происходит только от живого»). Для экологических систем (см. рис. 3) физический детерминированный мир Лапласа (переход из состояния Х0 в состояние Хt по одной траектории) является «пограничным» (по терминологии Пригожина, имеет место «энтропийный барьер»). Две другие ситуации могут быть реализованы в экосистемах при определенных соотношениях факторов среды (например, гипотезы моноклимакса [Е < 0] и климакс-мозаики [Е > 0]).

Рис. 4Пусть физики решают свои проблемы, но с точки зрения экологов второй вариант («всплывание») выглядит более приемлемой теоретической схемой. Косвенным подтверждением тому является рост биоразнообразия (см. рис. 4), нарастание совершенства организации живых существ и пр. Интересно, что Р. Маргалеф [18] видит «противостояние классической и неклассической термодинамики» в ответе на вопрос: «образуется ли нечто новое при переходе от процесса к структуре?».

 

Рис.4. Увеличение биоразнообразия (по [36, с, 136]).

И тот же вопрос, но в более общей, философской форме: «Но если действительную сложность экосистем или социальных структур человечества невозможно легко вывести из порождающих процессов и если такая сложность важна, то что можно ожидать от научного подхода к изучению систем, имеющих историю?»

 

 

 

 

            СИСТЕМА (ПРИНЦИП) БИОМОВ. Широкое применение имеет классификация по биомам, основанная на типах растительности и на основных стабильных физических чертах климата и ландшафта [23, 37]. Для каждого биома характерна определенная жизненная форма климатической климаксовой растительности (например, для степного биома – злаки). Сам термин «биом» введен в 1916 г. Ф. Клементсом [F. Clements]. Всего выделено более 40 биомов (подробнее см.: [31]).

 

БИОГЕОХИМИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ Вернадского – три основных положения, в формулировке В.И. Вернадского звучащие следующим образом.

            Первый принцип. «Биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимальному своему проявлению» [4, с. 283). Фактически, этот принцип связан со способностью живого вещества неограниченно размножаться в оптимальных условиях. Формализацией этого принципа могут служить модели экспоненциального, логистического роста и др.

Второй принцип. «Эволюция видов в ходе геологического времени, приводящая к созданию форм жизни, устойчивых в биосфере, идет в направлении, увеличивающем биогенную миграцию атомов биосферы» [4, с. 286). Иллюстрацией этого принципа могут служить данные В.А. Ковды 1956 г [14], который проанализировал более 1300 образцов золы современных высших растений и показал, что зольность растений возрастает от представителей древних таксонов к более молодым. Иными словами, в ходе эволюции растения в биогеохимический круговорот активно вовлекают новые минеральные вещества.

Третий принцип. «В течение всего геологического времени, с криптозоя, заселение планеты должно было быть максимально возможное для всего живого вещества, которое тогда существовало» [4, с.260). Этот принцип связан «со "всеюдностью" или "давлением" жизни. Этот фактор обеспечивает безостановочный захват живым веществом любой территории, где возможно нормальное функционирование живых организмов [16 с. 157).

Можно констатировать, что биогеохимические принципы Вернадского направлены на увеличение КПД биосферы в целом.

 

ЗАКОН ПИРАМИДЫ ЧИСЕЛ, предложенный Ч. Элтоном (Charles Elton) в 1927 г. Элтона гласит, что число индивидуумов в последовательности трофических уровней убывает и формирует пирамиду чисел. Однако возможны исключения из этого закона (тогда, закон ли это?): например, тысячи насекомых могут питаться одним деревом. 

 

ЗАКОН ПИРАМИДЫ БИОМАСС. Пирамиды биомасс представляют более фундаментальный интерес, так как они дают «картину общего влияния отношений в пищевой цепи на экологическую группу как целое» [23].

 

ЗАКОН ПИРАМИДЫ ПРОДУКТИВНОСТИ определяет, что более стабильную «пирамиду», чем пирамида чисел или пирамида биомасс, поскольку она в значительно большей степени отражает последовательность трофических уровней. Отношение каждого уровня пирамиды продуктивности к нижерасположенному интерпретируется как эффективность. Примеры пирамид разных типов приведены в учебниках по экологии; в частности, классическим примером является ситуация  «люцерна – теленок – мальчик» [23]. Экологические пирамиды как своеобразный вид диаграмм хорошо иллюстрируют количественные соотношения в отдельных звеньях экосистем (таких, как «паразит – хозяин» и «хищник – жертва»). Правда, для системы «паразит – хозяин» пирамида численности обычно бывает перевернутой.

 

ЗАКОН ТОРМОЖЕНИЯ РАЗВИТИЯ – в период наибольших потенциальных темпов развития системы возникают максимальные тормозящие эффекты (следствие из принципа Ле Шателье–Брауна).

 

МОДЕЛИ КРУГОВОРОТА ВЕЩЕСТВ В БИОСФЕРЕ представляют собой некоторые упрощенные представления о циркуляции основных химических элементов и веществ в биосфере по характерным путям из внешней среды в организмы и назад во внешнюю среду. Эти, в большей или меньшей степени замкнутые, пути называются биогеохимическими круговоротами. «Под биологическим круговоротом понимается поступление элементов (химических. – Г.Р.) почвы и атмосферы в живые организмы; превращение в них поступающих элементов в новые сложные соединения и возвращение их в почву и атмосферу (и в воду. – Г.Р.) в процессе жизнедеятельности с ежегодным опадом части органического вещества или с полностью отмершими организмами, входящими в состав биогеоценоза» [26].

Подробные описания круговорота тех или иных элементов и веществ можно найти в каждом учебнике по экологии. Замечу только, что у разных авторов при общем сходстве схемы круговорота отмечается различие в конкретных цифрах, что для биосферного уровня исследований вполне объяснимо масштабностью биосферы и сложностью получения «валовых показателей».

«Биогеохимический круговорот и биогеохимические связи суши, моря, атмосферы, почвы, пресных вод и организмов весьма сложны. Каждый элемент или вещество имеет свою собственную структуру биогеохимического круговорота, отличающегося, по крайней мере в количественных деталях, от циркуляции всех других элементов. Все эти циклы, дополняемые циклами воздуха и воды, которые являются важной составной частью механизмов круговорота веществ, дают основание говорить о том, что локальные экосистемы земного шара образуют вместе единую мировую экосистему – биосферу... Человек является частью мировой экосистемы, и ее среда – это среда человека» [37].

 

Рис.5

 

ИМИТАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В БИОСФЕРЕ (биогеохимических циклов) – модели для описания изменений компонентов экосистем под воздействием антропогенных факторов в масштабе биосферы. Одной из первых глобальных моделей изменения биосферы, атмосферы и климата была модель В.А. Костицына, предложенная в 1935 г [42].

В апреле 1968 г. в Риме по инициативе предпринимателя – одного из экономических директоров компании "Фиат" – А. Печчеи (Aurelio Peccei) собралась группа из 30 специалистов (естественники, математики, экономисты, социологи, промышленники) из десяти стран с целью выработать стратегию человечества по предотвращению глобального эколого-экономического кризиса. Эта группа получила название "Римский клуб".

Рис. 5.  Иллюстрация эффекта «ядерной зимы» (температура указана для поверхности

почвы, средних и верхних слоев атмосферы); рисунок был предложен

Ю.М. Свирежевым на конференции "Математическое моделирование

в биогеоценологии" (г. Петрозаводск, 1985 г.)

Методологической основой построения прогнозов в глобальном масштабе стали методы математического моделирования и, прежде всего, методы системной динамики Д. Форрестера [41], особенно его первый опыт глобального имитационного моделирования, обобщенный в монографии "Мировая динамика" (1971 г.). По словам Э. Ласло (E. Laszlo) [43]: «Главным образом благодаря усилиям Римского клуба быстро возросла международная осведомленность о мировой проблематике. Если продолжить аналогию с медициной, то можно сказать, что Клуб первым перешел от постановки диагноза (Медоуз, Месарович, Пестель) к предписанию определенных средств (Тинберген, Ласло и другие доклады). Но не в укор героическим усилиям группы Аурелио Печчеи, в области терапии было достигнуто сравнительно мало. Используя другую метафору, можно сказать, что Клуб помог наметить путь, но мало сделал, чтобы возникло желание следовать по этому пути. Если верна пословица, что где хотение, там и умение, то телега оказалась впереди лошади…».

Версия глобальной модели биосферы, названная "Системой Геи", была создана в ВЦ АН СССР в конце 70-х – начале 80-х годов под руководством Н.Н. Моисеева. Это одна из самых «экологичных» имитационных моделей глобального уровня. В частности, с ее помощью был проанализирован сценарий «локального ядерного конфликта», описан эффект «ядерной зимы» (см. рис. 5) и дан прогноз глобальных изменений в биосфере [15, 21].

 

АКСИОМА ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ АККУМУЛЯЦИИ ЭНЕРГИИ – часть проходящей через экосистему энергии накапливается и временно «выключается» из общего энергетического потока.

 

АКСИОМА БИОГЕННОЙ МИГРАЦИИ АТОМОВ, предложенная Вернадским, гласит, что миграция химических элементов на земной поверхности и в биосфере или осуществляется непосредственно при участии живого вещества, или протекает в среде, геохимические свойства которой обусловлены живым веществом (как современным, так и «действовавшим» на Земле в течение всей геологической истории).

«Земная оболочка биосферы, обнимающая весь земной шар, имеет резко обособленные размеры; в значительной мере она обусловливается существованием в ней живого вещества – им заселена. Между ее косной безжизненной частью, ее косными природными телами и живыми веществами, ее населяющими, идет непрерывный материальный и энергетический обмен, материально выражающийся в движении атомов, вызванном живым веществом. Этот обмен в ходе времени выражается закономерно меняющимся, непрерывно стремящимся к устойчивости равновесием. Оно пронизывает всю биосферу, и этот биогенный ток атомов в значительной степени ее создает. Так неотделимо и неразрывно биосфера на всем протяжении геологического времени связана с живым заселяющим ее веществом. В этом биогенном токе атомов и связанной с ним энергии проявляется резко планетное, космическое значение живого вещества. Ибо биосфера является той единственной земной оболочкой, в которую непрерывно проникают космическая энергия, космические излучения и прежде всего лучеиспускание Солнца, поддерживающее динамическое равновесие, организованность: биосфера живое вещество (курсив автора. – Г.Р.)» [5, с. 15].

 

ПОСТУЛАТ МАКСИМУМА БИОГЕННОЙ ЭНЕРГИИ Вернадского–Бауэра: любая экосистема, находясь в состоянии «устойчивого неравновесия» (т.е. динамического подвижного равновесия с окружающей средой) и эволюционно развиваясь, увеличивает свое воздействие на среду [2, 3].

 

ПРАВИЛА БЕЙЕРИНКА: два правила, сформулированные голландским микробиологом М. Бейеринком [Martinus Bejerinck] в 1921 г.:

  • все есть всюду (бактерии – жизненная пленка – развиваются повсюду, где есть условия для их существования; А.В. Лапо [16, с. 64) пишет, что «жизнеспособные бактерии были найдены даже на Луне, куда они были занесены за несколько лет до этого каким-то ранее прибывшем с Земли космическим аппаратом»);
  • среда отбирает (изучаются организмы, которые «отобраны средой» либо потому, что в данных условиях могут развиваться только эти организмы, либо потому, что они побеждают своих конкурентов). Первое из этих правил перекликается с правилом обязательности заполнения экологических ниш, второе – с гипотезой абиотической регуляции численности популяции.

 

ПРАВИЛО ДЕСЯТИ ПРОЦЕНТОВ (пирамида энергий Станчинского–Линдемана): среднемаксимальный переход 10% энергии (или вещества в энергетическом выражении) с одного трофического уровня экологической пирамиды на другой, как правило, не ведет к последствиям, неблагоприятным для экосистемы в целом и для теряющего энергию трофического уровня. Это правило сформулировали в 1931 г В.В. Станчинский [35] в 1942 г R. Lindeman [44]. Пищевая пирамида из пяти уровней дает только 10-5 первичной продукции. Таким образом, верхний уровень пирамиды (чаще всего, это крупные хищники) может поддерживаться только при эксплуатации очень обширных территорий – «популяция тигров не может существовать на очень маленьком острове» [18].

 

ПРАВИЛО ОДНОГО ПРОЦЕНТА: изменение энергетики природной системы на 1%, как правило, выводит природную систему из равновесного (квазистационарного) состояния. Это правило сформулировано В.Г. Горшковым в 1985 г [9].

Следует заметить, что под правилом одного процента иногда понимается эффективность фотосинтетического превращения энергии Солнца в энергию пищи в соответствии с первым и вторым законами термодинамики. В этом контексте интересно и такое определение экологии, приводимое Ю. Одумом [23, с. 14): «Экология, по сути дела, изучает связь между светом и экологическими системами и способы превращения энергии внутри системы».

 

ПРАВИЛО «ТРЕХ ТРЕТЕЙ» представляет собой стратегическое соотношение условий для экологии человека (на глобальном, региональном и локальном уровнях): треть территории должна быть занята заповедной дикой природой (ЗТ); треть – допускать ограниченное хозяйственное использование (ОТ) с сохранением естественного ландшафта; треть – подвергаться окультуриванию (агроэкосистемы, дороги, города, карьеры и пр. – РТ). Заметим, что А.Д. Сахаров в футурологической работе "Мир через полвека", написанной 17 мая 1974 г. (см. [33]), предлагал различать в индустриальном мире два типа территорий – рабочие (РТ) и заповедные (ЗТ), причем, их соотношение для оптимального равновесного состояния Земли должно быть РТ : ЗТ = 3 : 8. Ландшафтовед Д.Л. Арманд [1, с. 259-260) предлагал противоположный вариант ЗТ : ОТ : РТ = 1 : 9 : 90. Думается, что истина, как ей и положено, находится где-то близко к «середине» и правилом должно быть соотношение ЗТ : ОТ : РТ = 1 : 1 : 1.

 

ПРОПОРЦИЯ (УРАВНЕНИЕ) РЭДФИЛДА определяет, что соотношение атомов важнейших элементов в биосфере имеет следующий вид:

 

C : N : P = 100 : 15 : 1 .

 

Это соотношение выведено в 1958 г. А. Рэдфилдом [Alfred Redfield] и хорошо соответствует, главным образом, планктонным сообществам: «Одним из результатов продолжительной деятельности организмов является сопоставимость отношения N : P в окружающей среде и в организмах» (см. [18, c. 35]). Локальные отклонения от этих соотношений оказываются весьма чувствительными для экосистем, но сглаживаются деятельностью биосферы в целом.

 

* *

*

 

Для экологии начала третьего тысячелетия характерна общая тенденция к математизации научного исследования и широкому применению методов системного анализа. Правда, экология все еще остается той областью знания, в которой пока более целесообразно опираться на объяснение и прогноз опытного практика, чем на теоретико-математические предсказания. Это связано и с принципиальной сложностью самих экологических систем как объектов математического моделирования, и с постоянно совершенствующейся методологией и методикой математического моделирования, и с целым рядом организационных трудностей, возникающих при постановке системного исследования. И все-таки, рассмотренные выше «теоретические конструкции» в рамках биосферной концепции вселяют определенный оптимизм в возможность их формализации, что делает синтез теоретической экологии делом вполне реальным.

 


ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Арманд Д.Л. Наука о ландшафте (Основы теории и логико-математические методы). – М.: Мысль, 1975. – 287 с.
  2. Бауэр Э.С. Теоретическая биология. – М.; Л.: ВНИИ экспериментальной. медицины, 1935. – 206 с.
  3. Вернадский В.И. Биосфера. – Л.: Науч. химико-техническое. изд-во, 1926. – 146 с.
  4. Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. – М.: Наука, 1965. – 191 с.
  5. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Кн. 2. – М.: Наука, 1977. – 191 с.
  6. Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии // Труды Биолого-геохимической лаборатории / Ин-т геохимии и аналит. химии им. В.И. Вернадского АН СССР, 1980, вып. 16. – 320 с.
  7. Горшков В.Г. Структура биосферных потоков энергии // Бот. журн. – 1980. – T. 65, № 11. – C. 1579-1590.
  8. Горшков В.Г. Энергетика биосферы. – Л.: ЛПИ, 1982. – 350 с.
  9. Горшков В.Г. Устойчивость биогеохимических круговоротов // Экология. – 1985. – № 2. – C. 3-12.

10.  Горшков В.Г. Пределы устойчивости окружающей среды // Докл. АН СССР. – 1988. – T. 301, № 4. – C. 1015-1019.

11.  Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Гидрометеоиздат, 1990. – 640 с.

12.  Камшилов М.М. Эволюция биосферы. – М.: Наука, 1974. – 254 с.

13.  Кашкаров Д.Н. Целесообразные структуры, как частный случай общего физического закона и правила Le Chatelier // Бюлл. Ср.-Аз. гос. ун-та. – 1926. – № 14. – С. 65-77.

14.  Ковда В.А. Минеральный состав растений и почвообразование // Почвоведение. – 1956. – № 1. – С. 6-38.

15.  Крапивин В.Ф., Свирежев Ю.М., Тарко А.М. Математическое моделирование глобальных биосферных процессов. – М.: Наука, 1982. – 272 с.

16.  Лапо А.В. Следы былых биосфер, или рассказ о том, как устроена биосфера и что осталось от биосфер геологического прошлого. 2-е изд. – М.: Знание, 1987. – 208 с.

17.  Лукин А.В., Смирнов Г.М., Платонов О.П. Рыбы Среднего Поволжья. – Казань: КазГУ, 1971. – 84 с.

18.  Маргалеф Р. Облик биосферы. – М.: Наука, 1992. – 214 с.

19.  Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Наука о растительности (история и современное состояние основных концепций). – Уфа: Гилем, 1998. – 413 с.

20.  Моисеев Н.Н., Александров В.В., Тарко А.М. Человек и биосфера. Опыт системного анализа и эксперименты с моделями. – М.: Наука, 1985. – 272 с.

21.  Моисеев Н.Н., Крапивин В.Ф., Свирежев Ю.М., Тарко А.М. На пути к построению модели динамических процессов в биосфере // Вестн. АН СССР. – 1979. – № 10. – С. 88-104.

22.  Одум Г., Одум Э. Энергетический базис человека и природы. – М.: Прогресс, 1978. – 379 с.

23.  Одум Ю. Основы экологии. – М.: Мир, 1975. – 740 с.

24.  Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант: К решению парадокса времени. – М.: Прогресс, 1994. – 265 с.

25.  Реклю Э. Земля. Описание жизни земного шара. Т.Х. Жизнь на Земле / Пер. с франц. под ред. Н.К. Лебедева. – СПб.: Изд. тов-ва И.Д. Сытина, 1914. – 112 с.

26.  Родин Л.Е., Ремизов Н.П., Базилевич Н.И. Методические указания к изучению динамики и биологического круговорота в фитоценозах. – Л.: Наука, 1968. – 143 с.

27.  Розенберг Г.С. К построению системы концепций современной экологии // Журн. общ. биол. – 1991. – T. 52, № 3. – C. 422-440.

28.  Розенберг Г.С. Экология в картинках (Учебное пособие). – Тольятти: ИЭВБ РАН, 2007. – 218 с.

29.  Розенберг Г.С., Краснощеков Г.П. Волжский бассейн: экологическая ситуация и пути рационального природопользования – Тольятти: ИЭВБ РАН, 1996. – 249 с.

30.  Розенберг Г.С., Мозговой Д.П. Узловые вопросы современной экологии. – Тольятти: ИЭВБ РАН; СамГУ, 1992. – 139 с.

31.  Розенберг Г.С., Мозговой Д.П., Гелашвили Д.Б. Экология (элементы теоретических конструкций современной экологии). – Самара: СамНЦ РАН, 1999. – 396 с.

32.  Розенберг Г.С., Рянский Ф.Н. Теоретическая и прикладная экология: Учебное пособие. – Нижневартовск: Изд-во Нижневартовского педагогического институтата, 2004. – 294 с. (Учебная книга. Вып. 8).

33.  Сахаров А.Д. Мир через полвека. 1972. // Мир, прогресс, права человека. Статьи и выступления. – Л.: Сов. писатель, 1990, с. 37-49.

34.  Соколов В.Е. Предисловие // Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. – С. 5-8.

35.  Станчинский В.В. О значении массы видового вещества в динамическом равновесии биоценозов // Экология и биоценология. – 1931. – Т. 1, № 1. – С. 88-98 .

36.  Стебаев И.В., Пивоваров Ж.Ф., Смоляков Б.С., Неделькина С.В. Общая биогеосистемная экология. – Новосибирск: Наука, 1993. – 288 с.

37.  Уиттекер Р. Сообщества и экосистемы. – М.: Прогресс, 1980. – 328 с.

38.  Шилов И.А. Биосфера, уровни организации жизни и проблемы экологии // Экология. – 1981. – № 1. – C. 5-11.

39.  Шилов И.А. Эколого-физиологические основы популяционных отношений у животных. – М.: Изд-во МГУ, 1977. – 262 с.

40.  Шилов И.А. Экология. – М.: Высш. шк., 1998. – 512 с.

41.  Forrester J. Principles of Systems (Preliminary Edition ten chapters). – Cambridge: Wright Allen Press, 1968. – 178 p.

42.  Kostitzin V.A. Evolution de l’Atmosphère. Circulation Organique Epoques Glaciaires. – Paris: Hermann, 1935. – 40 p. (Костицын В.А. Эволюция атмосферы, биосферы и климата. – М.: Наука, 1984. – 96 с.)

43.  Laszlo E.J. Bierman Goals in Global Community. V. 1. Studies in the Conceptual Foundations. – Cambridge: Wright Allen Press, 1977. – 313 p.

44.  Lindeman R. The trophic-dynamic aspect of ecology // Ecology. – 1942. – V. 23, № 2. – P. 399-418.

45.  May R.M. How many species are there on earth? // Science. – 1988. – V. 241, № 4872. – P. 1441-1449.

46.  Odum H.T. System Ecology. – New York: Wiley, 1983. – 644 p.

47.  Pike F.H. Adaptation considered as a special case under the Theorem of le Chatelier // Ecology. – 1923. – № 2. – P. 18-27.

1
Число просмотров:28759